Два слова о двух отравлениях

Небольшой анализ нашумевших историй с ретроспективой и биохимическим обоснованием

Текст был написан по просьбе одного хорошего человека, с его разрешения публикуется.

Главный герой: нервно-паралитический яд

Клопы, Циклон-Б и табун

Клоп по праву может считаться самым противным домашним паразитом Европы. Он неимоверно живуч, его невозможно выморозить, как таракана, ему плевать на чистоту и порядок в помещении. Средствами XIX века выжить клопа практически невозможно.

Первым прорывом в массовом клопоморстве стала синильная кислота — ее пары убивают всех вообще, так что, можно разом избавиться и от насекомых, и от крыс. Пары легче воздуха и сами покидают негерметичное помещение. Человека, правда, она тоже убивает с легкостью и обычные противогазы от нее не защищают. Печально известный Циклон-Б представлял собой гранулы, практически безопасные в хранении (герметичные жестянки), будучи залитыми водой, через некоторое время (давая возможность покинуть помещение) начинали выдавать синильную кислоту с резкой отдушкой.

Но попытки найти менее ядовитое для человека средство продолжались. Среди прочих экспериментов были попробованы фосфороорганические соединения — сокращенно ФОС или ФОВ (фосфороорганические вещества/фосфороорганические отравляющие вещества, второе — для тех веществ, которые разрабатывались или применялись именно как боевые ОВ). Отличительная их особенность — связь фосфор-углерод. В XIX веке бесстрашные химики, пробовавшие на вкус все, что синтезировали, называли их «пахнущие жидкости с огненным вкусом». А в 1936 году Герхард Шрадер, сотрудник И. Г. Фарбениндустри, в поисках эффективного инсектицида синтезировал вещество «трилон 83», известное сейчас как табун — первый нервно-паралитический яд. Он всасывался через кожу и через легкие, 50–70 миллиграммов на килограмм, то есть, примерно полуграмма на коже достаточно, чтобы убить человека — «капелька с булавочную головку». Для сравнения, люизит, «роса смерти», в два-три раза менее ядовит, а добрый старый иприт — в 4–6 раз.

Как инсектицид, табун был бесперспективен ввиду своей ядовитости. Но именно ей он и привлек внимание военных, Шрадера переключили полностью на исследование ядовитой фосфороорганики. В 1938 году под его руководством был синтезирован более ядовитый зарин, а в 1944 году — еще более ядовитый зоман, последний из «немецкой тройки».

Ни один из трех ядов Германией так и не был использован, хотя накоплено их было весьма порядочно.

На вооружение из них поступил только зарин, значительные запасы его накапливались после Второй Мировой, как минимум, в СССР и США — хотя, как минимум, табун в заметных количествах производился в Ираке в последней четверти XX века.

Яд холодной войны и локальных войн

Химическое оружие рассматривалось в течение всей Холодной войны как более дешевая, удобная и безопасная альтернатива атомному оружию.

Большая часть документации по этой теме до сих пор засекречена или, как минимум, не опубликована, так что придется обходиться обрывками из открытой печати.

Безусловно, нервно-паралитические яды (а таково общее название всей этой группы) много испытывали на животных. А понемногу — и на людях. Достоверно известно, что 20-летний британский капрал Рональд Маддисон в 1953 году принял участие в тестировании средства (ему сказали — от насморка) и скончался, по официальной версии — от несчастного случая. Тело было захоронено в закрытом гробу, а часть органов была (без ведома родственников) изъята и использовалась в дальнейших научных исследованиях. В 2004 году дело было пересмотрено, и внезапно оказалось, что он был незаконно убит в ходе применения нервно-паралитического яда в ходе эксперимента. Государство выплатило родственникам 100000 фунтов стерлингов, однако, поиск виновных не начинался и дело было закрыто.

Одно из важных свойств зарина — его нестойкость. На открытом воздухе он разлагается за несколько часов летом и несколько суток зимой.

Это и достоинство, и недостаток. Для оружия, применяемого перед наступлением — это, безусловно, достоинство. При заражении местности в ходе отступления — очевидный недостаток. И, естественно, потерявший боевую ценность при хранении в мирное время (но все равно еще ядовитый) зарин нужно утилизировать.

Помимо увеличения чистоты синтеза и добавления стабилизаторов хранения, была придумана простая (на вид) идея — хранить прекурсоры, перед употреблением взболтать.

Насколько идея проста — настолько исполнение непросто. Передвижной зариновый заводик отпадает сразу — в ходе заправки в военных условиях что-нибудь непременно разольют. В летящем снаряде или падающей бомбе непросто создать условия для химической реакции, позволяющие за время полета насинтезировать достаточно яда нужной чистоты.

Достоверно известно, что на вооружении США состоял бинарный зариновый снаряд, но в боевых условиях он ни разу не использовался, а данные по экспериментам, как обычно, лежат где-то в архивах.

Не поучаствовав в Третьей Мировой войне, зарин отметился в войне Ирано-Иракской. 16–17 марта 1988 года города Халабаджа подвергся химической атаке (официальная версия расследования ООН — «иприт и неустановленный нервно-паралитический яд», но вообще по иракским данным за войну было израсходовано до 600 тонн зарина). 3–5 тысяч погибших, 7–10 тысяч пострадавших, в основном гражданские, в основном, дети. Саддам Хусейн в то время был большим другом США, так что международное сообщество на слезинки этих детей особо не среагировало, а Госдеп и вовсе озвучил версию об иранской провокации. Лет пятнадцать спустя мировое сообщество удивительным образом прозрело, и двоюродный брат Саддама «Химический Али» был повешен за геноцид за пару месяцев до того, как эту атаку официально признали геноцидом. Вообще, Ирак с 1983 по 1988 применил БОВ, как минимум, 16 раз в ходе Ирано-Иракской войны, и, вроде бы, против курдских повстанцев. На этом достоверная информация о военном использовании нервно-паралитических БОВ исчерпывается.

Мирная химия

При всех достоинствах ФОВ в качестве боевых отравляющих веществ, их применяли не только и не столько для этого, сколько (все-таки) для борьбы с вредными насекомыми.

В обширном этом семействе есть вещества, слабо- и среднетоксичные для человека. Всевозможные инсектициды и лекарства с названиями, кончающимися на «-фос», относятся к нему. Именно фосфороорганика практически вытеснила с полей хлороогранические ядохимикаты (самый известный — ДДТ, все еще использующийся в Африке) — фосфороорганика нестойка, а хлороорганика относится к сверхстойким ядом (до 15 лет в почве для ДДТ) с кумулятивным эффектом.

Впрочем, даже (относительно) безопасные для человека варианты фосфороорганики — не таблетки глюкозы, и задокументировано множество отравлений, включая массовые (как правило, от пренебрежения техникой безопасности). Так что, симптомы отравления фосфороорганикой, диагностика и лечение совершенно не являются сугубой теорией, известной лишь избранным.

На основе ФОС делаются также лекарственные средства, в первую очередь, противоглаукомные. Однако, при их применении (а их закапывают в глаза) нужно следить, чтобы они никуда больше не попали — в течение 2–3 минут прижимать слезный проток. Ядовитость никуда не делась.

Ну и, разумеется, говоря про мирное применение ФОВ, нельзя не вспомнить столь популярный в святые 90-е дихлофос — будучи условно безопасным для человека, он в малых дозах вызывал галлюцинации, а при регулярном употреблении или передозе сводил человека в могилу. Вследствие такой популярности, состав дихлофоса изменен, и мы живем в пластмассовом мире, где в кока-коле нет ни коки, ни колы, а в дихлофосе — одни пиретроиды (что не означает, что им совсем нельзя отравиться, но печеночная недостаточность — не галлюцинации).

Биомеханика и клиническая картина

Все нервно-паралитические яды (не вся фосфороорганика относится к этой категории, и не все эти яды — фосфороорганика) действуют одинаково — они ингибируют фермент ацетилхолинэстеразу, которая отвечает за прекращение передачи нервных импульсов. Как следствие, мышцы пораженного не могут расслабиться, а органы секреции — остановить секрецию. Эта часть биомеханики — основная и присутствует у всех нервно-паралитических ядов. Они могут также быть ядовитыми для печени, разрушать некоторые белки, изменять картину периферической крови, при поражении нелетальными дозами, особенно повторными поражениями, дополнительные токсические механизмы могут играть важную роль — например, поражая тот орган, через который прошел яд, или вызывая вторичный паралич дыхательного центра.

Но острое отравление значительной дозой любого нервно-паралитического яда выглядит одинаково.

Прежде всего, это миоз — зрачок сжимается «в точку», зрение нарушается от ощущения двоения в глазах до полного тумана.

Воздействие на центральную нервную систему — головокружение, тревога, конвульсии

Бронхи выделяют жидкость, к которой, в норме, приклеивается для последующего удаления попадающая в легкие пыль — но ее выделяется много, до полутора литров и более. Пена закупоривает бронхи и выделяется изо рта и носа.

Мышцы напрягаются — сам по себе паралич дыхательных мышц может привести к смерти.

Резкое выделение адреналина приводит к сильнейшему повышению давления (250/160, например)

Напряжение гладкой мускулатуры ЖКТ приводит к рвоте и диарее, напряжение мочевого пузыря — к непроизвольному мочеиспусканию.

При вдыхании паров симптомы проявляются через несколько минут, при попадании на кожу -до нескольких часов. Нарастают симптомы очень бурно и быстро, при средней и тяжелой степени отравления на оказание помощи остаются считанные минуты.

Поскольку механизм действия ФОВ очень специфичен, против него есть эффективный антидот — атропин (и его производные). Механизм действия атропина прямо противоположен действию ФОВ, и, доведя пострадавшего до симптомов легкого отравления атропином, действие яда можно остановить. Дальнейшее лечение сводится к реактивации заблокированной ацетилхолинэстеразы, выведение яда из организма с помощью мочегонных и симптоматическая терапия — очистка дыхательных путей, ИВЛ, противосудорожные, успокоительные средства и так далее.

VX, Новичок и международные соглашения

Наука не стоит на месте, военная химия тоже. В 1954 году в Британии был разработан новый инсектицид «Амитон», ядовитый настолько, что в качестве инсектицида применения он не нашел. Дальнейшая его судьба немного предсказуема — военно-химическая лаборатория в Портон-Дауне на его основе создала серию отравляющих веществ, наиболее перспективное из них под названием VX (предположительно, от Venomous agent X, ядовитое вещество «X») с 1958 года пошло в производство в США. Параллельно и независимо в 1963 году в СССР было разработано вещество Р-33, известный на западе как VR, то есть Russian. Про Р-33 известно гораздо меньше, чем про VX, но, судя по всему, они примерно одинаково токсичны (примерно в сто-тысячу раз, в зависимости от того, как измерять, токсичнее зарина), относятся к стойким отравляющим веществам — до 6 месяцев заражают открытые водоемы, 7–15 суток на открытой местности летом и до положительных температур — зимой.

И Р-33, и VX пытались делать в бинарном варианте, но ничего достоверного в открытой печати нет. Вроде бы, в США бинарную бомбу с VX на вооружение приняли, но отладить — не отладили.

Есть еще китайский VX, про который известно в основном то, что он есть. Наверное.

Ирак делал VX, но (по официальным данным) в промышленных масштабах не осилил. Кубу обвиняли в применении VX, но тут мы уходим в область сплетен.

В боевых условиях VX ни разу достоверно не применялся, а более-менее достоверная утечка его случилась один раз.

13 марта 1968 года на полигоне Дагвэй (штат Юта, 137 км от Солт-Лейк Сити, 6800 кв.км. — крупнейший в США полигон, с 1942 по 1946 и с 1954 по 2011 использовавшийся для химических, биологических и радиологических экспериментов) было проведено три эксперимента с VX. Один из них — распыление БОВ с самолета — проходил в сорока трех километрах от Долины Черепа, расположенной за пределами полигона.

17 марта на полигон позвонили из Университета штата Юта, сообщить, что в Долине Черепа пало 3000 овец, и уточнили — «Вы там ничего не разливали такого?»

Армия провела расследование, ни в чем не призналась, выплатила компенсации, резко уменьшила масштабы опытов, при этом, доклад об инциденте оставался засекреченным до 1978 года, а опубликован еще двадцать лет спустя. Общее количество павших и забитых из-за риска отравления овец составило свыше 6000, и несколько человек жаловались на симптомы, похожие на хроническое отравление VX.

Это был не единственный инцидент, но самый шумный. Впрочем, ненамного меньше шума наделало попадание 23 военнослужащих в госпиталь на Окинаве — японское правительство понятия не имело, что на военной базе США хранится химическое оружие…

Для обнаружения нервно-паралитических ядов длительное время использовались химические индикаторные трубки — через них прокачивался воздух, и по изменению цвета содержимого делался вывод о наличии того или иного вещества. Существовали и другие способы обнаружения, включая дистанционную спектроскопию, однако, до появления компьютеризованных систем все используемые методики грешили не слишком управляемой специфичностью — например, многие индикаторные трубки «не брали» табун (впрочем, кто его применяет, кроме Ирака?).

И примерно с начала 70-х в СССР разрабатывали нервно-паралитические вещества нового поколения. По немногим открытым данным, целями программы были

1. Повышение токсичности (куда еще-то?)

2. «Пробитие» средств защиты (сомнительно, Зелинский на века делал)

3. Необнаружение стандартными индикаторными средствами (а вот это, в принципе, реально. Вещества, известные как А-230 и А-242 — фосфороорганика, а остальные два или более, созданные по этой программе — фторфосфороорганика без определяющей для ФОВ двойной связи фосфор-углерод. Тем не менее, в дальнейшем будем для простоты относить ОВ группы «новичок» — к ФОВ).

4. Большая (в других вариантах меньшая) стойкость. Я бы предположил семейство веществ с разной стойкостью, на разные случаи жизни. Не могу сказать, насколько легко современная органическая химия способна создать ряд сходных веществ с различной стойкостью к гидролизу, но, по крайней мере, задача звучит разумно.

В 2000-х полигон и экспериментальный завод в Нукусе, Узбекистан, были закрыты под контролем США, и все запасы химоружия уничтожены. Что при этом досталось американцам из документации и образцов — неизвестно.

По словам Игоря Рыбальченко, доктора химических наук, профессора, научного руководителя лаборатории научного центра Минобороны России, вещество А-234 представляет собой маслянистую мазь, не испаряющуюся, но проникающую через кожу, слизистые и пищеварительный тракт — вещество, малопригодное в качестве БОВ, но подходящее для терактов. С его же слов, прекурсоры этого яда — вполне доступные коммерческие химикаты. Для А-234 антидотная терапия неэффективна.

Вообще, достоверных сведений о программе «Новичок» у нас примерно кот наплакал.

Более или менее точно известно, что эта группа веществ не подпадала формально под соглашения 1993 года (о них ниже), что не было найдено следов промышленного производства этих веществ и 16-я сессия ОЗХО не смогла найти доказательств существования этих веществ, но в 2020 году в списки ОЗХО внесены вещества А-230, А-232, А-234.… И все.

К умеренно достоверным относятся данные о том, что эти вещества «столь же ядовиты, как VX, так же трудно поддаются лечению, как зоман, при этом их легче производить и труднее обнаружить, чем VX». Вроде бы эта же группа веществ исследовалась в США, но результаты неизвестны. Вроде бы, в 1990-е годы страны НАТО получили химическую формулу и произвели некоторое количество яда для тестирования средств химзащиты, обнаружения и антидотов. Вроде бы формула и масс-спектр А-234 еще в 1998 году фигурировали в Спектральной библиотеке Национального института стандартов и технологий США, но в 2008 году их там уже не было.

Конвенция и ОЗХО

В ходе распада СССР, одной из важнейших задач США стало непопадание солидных советских запасов ОМП не в те руки и несоздание на развалинах поверженного врага чего-нибудь нового.

Ученые — математики, химики, биологи, атомщики — вытаскивались могучим пылесосом щедро раздаваемых гринкарт; ходят слухи, что желавшие остаться в России или выехать куда-нибудь не в Европу и не в США пропадали без вести или умирали при обстоятельствах, не исключавших насильственную смерть.

Собственно оружие и его носители более или менее взаимно уничтожались при финансировании со стороны США и Европы.

Особенное беспокойство вызывало химическое оружие — атомное требует более-менее обнаруживаемых средств доставки, биологическое ненадежно, а вот химия для терактов очень хороша.

Так что, в 1993 году была подписана, а 29 апреля 1997 года вступила в действие Конвенция о запрещении химического оружия.

Содержательная часть ее сводилась к запрету на производство, применение и хранение химоружия и, как следствие, на уничтожение его запасов.

Из 40000 тонн химоружия, доставшегося России от СССР, 48% было уничтожено к 2010 году, а 27 сентября 2017 года был уничтожен последний из боеприпасов.

США, кстати, все еще не осилили уничтожение своего арсенала, окончание планируется к 2023 году.

Организация по Запрещению Химического Оружия — ОЗХО — созданная 29 апреля 1997 года, должна обеспечивать контроль за запретом производства БОВ, ликвидации его запасов и так далее.

Все известные БОВ (и потенциальные БОВ) и их прекурсоры поделены на три группы. К первой относятся БОВ и прекурсоры, не имеющие никакого или почти никакого применения, кроме военного.

Ко второй, соответственно, вещества двойного назначения (это инсектицид, но есть нюансы…), к третьей — потенциально опасные.

Табун, зарин, зоман, иприты (их много, и все ядовитые), люизит, VX, четыре вещества из проекта «Новичок» относятся к этой группе. К ней же принадлежат сакситоксин, вроде бы, рассматривавшийся в качестве БОВ, и рицин, бесполезный в бою, но удобный для точечных покушений («укол зонтиком» в Георгия Маркова).

Они могут изготовляться и использоваться для исследовательских, медицинских и фармацевтических целях или проверки защиты от химического оружия, но производство более 100 грамм в год должно декларироваться в ОЗХО в соответствии с Частью VI «Приложения о проверках». Государство ограничено владением максимум одной тонной этих веществ.

Референсные случаи

Безусловно, отравлений фосфороорганикой наблюдалось гигантское количество — при массовом использовании тех же самых пестицидов. Но нас интересуют отравления именно БОВ, и те из них, что хорошо документированы и не вызывают ни малейших сомнений.

Поэтому, ни убийство аль-Хаттаба, ни многочисленные и предельно спорные истории в Сирии не входят в список референсных.

VX и зарин в Японии

История секты Секо Асахары, безусловно, очень любопытна, но нашей темы касается лишь двумя точками. Первое задокументированное применение VX и зариновый теракт были осуществлены именно ими.

Попытка теракта с сибирской язвой в 1993 не удалась, и с конца года секта стала вооружаться иными средствами оружия, как обычного, так и массового поражения. Автоматическую винтовку они осилили сделать только одну, а вот зарина и VX им удалось произвести заметное количество (хотя и немного по сравнению, например, с запланированными 70 тоннами зарина) — VX от 100 до 200 граммов, и в общей сложности более 30 килограммов зарина.

Инцидент в Мацумото

В 10:40, 27 июня 1994 года в Мацумото было распылено около 20 литров зарина, в качестве ответа на сбор подписей против петиции против Аум Сенрикё. К 11:30 полиция получила извещение о необычном количестве отравленных людей — пятеро погибли у себя дома, двое — в больнице, сразу после поступления, и еще один человек в течение 14 лет находился в коме и умер только в 2008. Общее количество пострадавших оценивается более, чем в 500, немедленно обратились в больницу 274.

Почему-то расследование зациклилось на Йосуки Коно, жена которого впала в кому. К своему несчастью, он хранил дома химикаты, которые использовал для обработки фотографий и гончарного дела, и пестициды. Из того, что он хранил, невозможно было получить зарин (а сомнений в том, что был применен зарин, не было — масс-спектроскопия на это однозначно указывала), а синтезом БОВ Коно никогда не интересовался, полиция упорно пыталась доказать его вину, а (явно намеренная) утечка в прессу привела к целой кампании травли и потоку писем с обвинениями и угрозами жизни.

Убийство с помощью VX

Первая и третья попытки убийства, 2 декабря 1994 и 4 января 1995, провалились. Оба пострадавших, при ярких симптомах отравления ФОВ, были госпитализированы и выжили после нескольких недель лечения (никакой информации о длительных последствиях отравления я не нашел). Ни жертвы, ни врачи не заподозрили применения VX, хотя следы распада его были идентифицированы — скорее всего, у гражданских врачей не было никакой информации о VX. Полиция тоже не разобралась.

А вот 12 декабря 1994 года Тадахито Тамагучи, вообще непричастный к конфликтам вокруг секты, но принятый за полицейского шпиона, был схвачен пятью членами секты, а шестой пытался сделать внутривенный укол. Тамагучи сопротивлялся изо всех сил, игла застряла у него в шее, и укол получился скорее внутримышечным. После укола убийцы бросились бежать, у жертвы хватило сил пробежать еще около ста метров, прежде, чем он упал. Десять дней спустя, он скончался в больнице, не приходя в сознание. Врачи предположили отравление ФОВ, но не определили VX, полиция не сочла смерть насильственной (но как?). Это была первая официально задокументированная смерть от VX.

Атака в метро

Тем временем, похищения людей, убийства более традиционными способами, избиения и прочие художества секты переполнили наконец чашу терпения полиции. Против Аум Сенрикё готовилась крупная операция, фабрики по производству химического оружия были на грани раскрытия, и Сёко Асахара пошел ва-банк.

20 марта 1995 года, в вагонах трех линий Токийской подземки члены секты прокололи 12 пакетов с зарином и два по разным причинам остались непроколотыми. В отличие от атаки в Мацумото, зарин был уже «грязный», с большим количеством примесей.

Во всех случаях, несколько минут спустя пассажиры начали чувствовать себя плохо, 688 человек были отвезены в больницы каретами скорой помощи, а всего в 278 больниц обратилось 5510 человек — 17 в критическом состоянии, 37 — в тяжелом, и 984 — с отравлениями средней тяжести. 8 человек погибло сразу, и в больницах умерло еще 4.

Далеко не все больницы распознали именно зариновую атаку, но доктор Нобуо Янагисава, лечивший пострадавших в Мацумото, организовал информирование врачей.

В 2008 году правительство приняло закон о компенсации жертвам атаки, так как атака была направлена против правительства, и на декабрь 2009 года 47 человек считались инвалидами, а 1077 — тяжело пострадавшими. Более, чем у 60% пострадавших остались постоянные проблемы со зрением.

Разумеется, после массовых арестов в Аум Сенрикё, полученных материалов и признаний все предыдущие случаи стали вполне ясны. Перед несчастным Йосуки Коно извинился префект полиции, и все крупные японские газеты, даже те, кто не публиковал обвинений против него, опубликовали извинения.

Выводы

Во всех случаях химических атак, врачи действовали в целом верно, но по очевидным причинам в большинстве случаев не смогли идентифицировать яд точнее, чем «фосфороорганика». Практически все пораженные выжили — что объясняется и неудачными системами распыления, и (в случае с метро) некачественным продуктом.

Околонулевая эффективность VX производства Аум Сенрикё остается для меня загадкой. Скорее всего, какие-то грубые нарушения технологии, и ФОВ в полученном продукте были в следовых количествах. Ну, реально, несчастного Тамагучи быстрее и эффективнее при таком соотношении сил было просто забить до смерти.

Расследование во всех случаях как заходило немедленно в тупик, так и оставалось в нем до самого конца — и то, если полиция не отказывалась его начать.

Отравление Железнякова

Информация, к сожалению, умеренной достоверности, но рассмотреть ее надо.

В мае 1987 года Андрей Железняков из-за неисправности вытяжки сделал один-единственный вдох А-232. Он немедленно почувствовал себя плохо — резкое нарушение зрения.

Дальнейшие действия руководства я объяснить не в состоянии. Вкололи антидот — правильно, но непосредственно за этим пострадавшего нужно было не отпускать домой, а эвакуировать в токсикологическое отделение любого крупного госпиталя.

Когда пострадавший потерял сознание на улице и попал в институт Склифосовского, единственная поддержка от спецслужб состояла в неумной попытке запутать врачей и свести все к пищевому отравлению. Однако, врачи распознали отравление ФОВ и лечили в целом правильно — пациент через 10 дней пришел в себя и еще через 8 покинул реанимацию. Однако, массивные повреждения, как минимум, центральной и периферийной нервной системы (не могу сделать никаких определенных выводов о причинах поражения печени, опорно-двигательного аппарата и т. д., хотя, скорее всего, они нейрогенные — связанные с повреждением периферийной нервной системы) свели его в могилу через пять лет инвалидности.

Выводы

Вещества группы «Новичок» отличаются крайней токсичностью даже по сравнению с VX. Токсичность настолько велика, что отдельные органы погибшего от отравления даже микродозами яда смертельно опасны.

Предположительно нейрогенные осложнения способны привести к смерти даже через длительный срок.

Отравление Кивелиди

Иван Кивелиди, один из богатейших людей России, 1 января 1995 года был госпитализирован в реанимацию Центральной Клинической Больницы. По хроническим заболеваниям пострадавшего, врачи заподозрили инсульт. При осмотре глазного дна капли атропина вызвали кратковременное улучшение — неизвестно, поняли ли этот намек врачи, 4 августа Кивелиди, не приходя в сознание, скончался.

К этому моменту скончалась и его секретарша — 2 августа в 6 часов утра, при явлениях судорог и нарушения кровообращения.

Несколько сотрудников правоохранительных органов получили легкую степень отравления при обысках в офисе, и дальнейшие мероприятия проводились в костюмах химзащиты.

16 августа 1995 года на мембране телефона были обнаружены следы азотосодержащего фосфороорганического вещества. Экспертиза пришла к выводу, что перед ней — неизвестный сильный яд из группы ингибиторов ацетилхолинэстеразы.

Через полтора месяца после описанных событий скончался врач-патологоанатом, работавший с печенью Кивелиди, при сходных симптомах.

Следствие тянулось долго, выводы его многие сочли неубедительными, единственное, что для нас сейчас принципиально важно — что, по версии следствия, доктор медицинских наук, профессор Леонид Игоревич Ринк продал неустановленное точно количество (8–9) ампул с ядом по цене от 1400 до 2500 долларов США за ампулу. «Признаки смерти будут как при сердечном заболевании», говорил он покупателям. Как ни странно, все это обошлось ему в год условно.

Выводы

В определенный период существования России, за совершенно смешные деньги можно было приобрести, как минимум, образцы строго засекреченных БОВ (не думаю, что документация охранялась существенно строже). Как мы уже видели выше, токсичность “Новичка” чрезвычайно велика.

Отравление Литвиненко

Этот случай, разумеется, выпадает из общего ряда — спутать лучевую болезнь с отравлением ФОВ невозможно. Однако, этот случай является референсным не в смысле описания картины отравления, а в смысле описания клинической картины расследования.

Александр Литвиненко, подполковник госбезопасности, сотрудник КГБ, впоследствии ФСБ, в 1998 году заявил, что ФСБ приказала ему убить Бориса Березовского. В 2000, в связи с уголовными преследованиями, попросил политического убежища в Великобритании и получил его. Сотрудничал с MI6, с испанской полицией, с итальянцем Марио Скарамеллой (впоследствии попавшим под суд по обвинениям в даче ложных показаний по делу о предполагаемой незаконной транспортировке радиоактивного урана в Сан-Марино, разглашении служебной тайны, торговле оружием). Возможно, тесно сотрудничал с кем-то еще — по крайней мере, для радикальных исламистов статьи писал. Обличал преступления российского режима в настолько промышленных масштабах, что Ирина Хакамада назвала очередное обвинение «бредом». Один из авторов фильма и книги «ФСБ взрывает Россию».

1 ноября 2006 года Литвиненко был отравлен, в течение двух недель его лечили, главным образом, от возможной пищевой инфекции, затем — от отравления таллием, лишь 22 ноября полуслучайно выяснилось, что отравлен он был радиоактивным полонием-210. В ночь на 24 ноября он скончался.

По версии британской полиции, Литвиненко был отравлен по заданию ФСБ, полоний-210 был добавлен в чай; при этом, есть экспертное мнение, что полоний-210 не всасывается через ЖКТ и не может при попадании внутрь привести к смертельному отравлению. Исследования образцов полония-210, которым был отравлен Литвиненко, проводились в лабораториях Научно-исследовательского института атомного оружия в Великобритании и Ливерморской атомной национальной лаборатории в США. Результаты этих исследований не опубликованы. На основании секретных документов, которые не оглашались, судья Роберт Оуэн сделал вывод, что за убийством предположительно стоит ФСБ. Альтернативная версия, выдвинутая обвиненным в убийстве Луговым, указывает на Березовского. Сам Березовский, разумеется, назвал свой допрос «фарсом» и «попыткой скрыть настоящих преступников», начиная, предсказуемо, с Путина.

По словам отца Лугового, он не смог добиться предоставления ему результатов вскрытия.

Мэтью Панчер, британский эксперт в области радиации, обнаруживший следы полония-210 в организме Литвиненко, в мае 2016 года покончил с собой, нанеся себе ряд ножевых ранений (были ли среди них ранения в спину, мне неизвестно).

Выводы

Вне зависимости от древности заявленных демократических традиций, политически мотивированные дела расследуются так, что никакой возможности проверить ключевые улики у третьих лиц нет, а непосредственно причастные к расследованию могут умереть очень странной смертью.

Тут можно вспомнить и дело Дрейфуса — обвинение строилось полностью на секретных документах, публикация которых невозможна по причинам национальной безопасности. Чем кончилось дело, напоминать не надо…

Убийство Ким Чен Нама

Ким Чен Нам, единокровный брат правителя КНДР Ким Чен Ына, 13 февраля 2017 года собирался лететь из аэропорта Ной Бай, Малайзия, в Макао рейсом в 10 часов утра. Около 9 утра, около киоска самостоятельной регистрации, одна женщина приложила к его лицу платок, а другая чем-то на него брызнула (невзирая на наличие видеозаписей, версий несколько). Ким обратился за медицинской помощью, у него были сильнейшие боли, обильный пот, после чего он потерял сознание. Несмотря на уколы атропина и адреналина и немедленную отправку в госпиталь, спасти его не удалось — он скончался по дороге.

На следующий день, по официальным данным, полиция все еще рассматривала «внезапную смерть», возможно, от сердечного приступа.

Женщины вскоре были арестованы, но настаивали на том, что их наняли для пранка под видеозапись — однако, они были проинструктированы после выполнения задания тщательно вымыть руки.

Впервые версия об отравлении VX была публично озвучена 24 февраля, и вообще вся история вылилась в дипломатический кризис с отзывом дипломатов, риторическими вопросами и риторическими же ответами на них. Совершенно не помогли следствию ни 120 тысяч долларов США в рюкзаке покойного, ни 12 ампул атропина в его личных вещах. Полиция упустила всех, кроме непосредственных исполнительниц (впрочем, люди, дававшие задания исполнительницам, не стали ничего ждать и покинули Малайзию в день покушения — единственное разумное действие во всех описанных покушениях).

Доктор Томамаса Нокагава, один из ведущих химиков Аум Сенрикё, ожидавший казни в камере смертников в Японии, 22 февраля высказал мнение, что для убийства был использован VX. Имея уникальный опыт (он помогал отравленному члену секты и получил легкое отравление сам), он был привлечен к расследованию. Токсикологи пришли к выводу о том, что было использовано некое VX-подобное бинарное отравляющее вещество, отличающееся от бинарного VX армии США. На вопрос «как именно удалось произвести достаточно эффективный синтез при температуре 37 градусов?» расследование ответило туманно, «видимо, какой-то катализатор». Напоминаю, американские попытки создать бинарный VX уперлись в проблемы теплоотвода.

Насколько удалось восстановить замыслы покушавшихся, смерть должна была наступить несколько позже, в самолете. Возможное поражение парами пассажиров и экипажа во внимание, судя по всем, не принималось (безусловно, остается вопрос о летучести использованного вещества, но само-то вещество не удалось определить с полной точностью). Однако, часть яда попала Киму в глаза и все кончилось гораздо быстрее.

Выводы

Точная дозировка отравляющих веществ для достижения строго заданного эффекта встречается на практике с непреодолимыми трудностями.

Слово Константину Асмолову, корееведу: «Мы сталкиваемся с ситуацией, когда в громкой и политически конъюнктурной истории о преступлении виновник назначается сразу же из политических соображений. После этого «обоснованные предположения» или пресловутые «highly likely» превращаются в стопроцентное доказательство, по итогам которого репрессивные меры против страны-виновника принимаются еще раньше, чем официальное следствие устанавливает чью-либо вину. Даже несмотря на то, что с технической точки зрения построенное на допущениях уголовное дело разваливается под грузом странностей и нестыковок, осадок остается, и массовое сознание запоминает «очередное преступление кровавого режима». Разумеется, альтернативные версии при этом заметаются под ковер, хотя при подобном уровне допущений их очень легко выстраивать. Именно поэтому дело об убийстве в аэропорту Куала-Лумпура является важным «кейсом», полезным к изучению не только специалистам по Корее, но и более широкой аудитории. »

Два самолета

История о двух самолетах призвана ответить на побочный, но очень важный вопрос «Почему ж они тогда так бестолково оправдываются?»

Давайте вспомним. Когда над территорией СССР был сбит KAL-007, СССР жевал сопли во всех отношениях, и нажевал их в промышленных масштабах. Через 2 месяца после катастрофы обломки самолёта были найдены советскими водолазами. Были подняты все приборы, включая бортовые самописцы, однако мировой общественности ничего из поднятого не было доступно вплоть до обнародования результатов расследования второй комиссии ИКАО в 1993 году — спрятать доказательства собственного алиби, это какой-то абсолютный триумф усердия над разумом!

Американцы предоставили записи радиопереговоров в ООН, подредактировав их (!!!), в чем и признались без всякого шума лет десять-пятнадцать спустя — была крохотная заметочка в Scientific American. Но скандал раздули до небес, и Рейган публично назвал происшествие «преступлением против человечества, которое никогда не должно быть забыто», «актом варварства и нечеловеческой жестокости», «проистекающим из самой природы государственного строя [СССР]».

На самом деле, вопрос «Что делать с самолетом?» эскалировали последовательно до Министра Обороны. Решение «Сбивать» было принято далеко не сразу.

В 2015 году японским МИД были рассекречены документы 1983 года, в которых высокопоставленные представители администрации США конфиденциально уведомляют сотрудников министерства, что самолёт был перепутан с американским разведчиком и сбит по ошибке. В официальных заявлениях в то время Вашингтон настаивал на версии, что рейс 007 преднамеренно сбила Москва.

Для сравнения, 3 июля 1988 года американский крейсер «Винсенс», находясь в терводах Ирана, сбил пассажирский лайнер (рейс IR655, Airbus A300B2–203, 290 человек на борту).

Почему никому в СССР не пришла в голову идея взять обращение Рейгана к нации (да, то самое) и с минимальными техническими правками зачитать его в ООН — загадка природы. Но СССР в 1988 году не реагировал уже ни на что, а вот действия США показательны до крайности.

Официальная версия — авиалайнер приняли за истребитель. Нет, ни у кого не дернулся глаз. Так и изложили.

Командира крейсера наградили орденом «Легион почета» (одна из высших наград США), не то, чтобы за этот случай, но «за службу в период».

США выплатили Ирану семьям погибших щедрые компенсации — но без признания вины, ex gratia, даже без принесения извинений.

«Я никогда не буду извиняться за Соединённые Штаты Америки, несмотря ни на какие факты» — как сказал, правда, по другому поводу, но примерно в это время, Дж. Буш-старший.

Выводы

Такое ощущение, что «мягкую силу» СССР не понимал и пользоваться ей не умел. Место пресс-атташе было чем-то вроде посадочной площадки для любовницы, племянника или предпенсионера. Так что, ни СССР, ни Россия в острой ситуации не могли ни связно оправдаться, ни связно обвинить оппонента. Эх, Чичерин, Чичерин… Эх, Локарнский прорыв…

На текущий момент, можно абсолютно четко сказать: очевидно не стыкующиеся версии, бегающие глазки и потные руки — это не «представитель РФ знает о виновности своей страны», это «представитель РФ чувствует себя не на своем месте»…

Разбираемые случаи

Свидетель обвинения

Основным экспертом, рассказавшим о программе «Новичок», стал Вил Мирзаянов, доктор химических наук, деятель экологического движения и татарский националист.

Он опубликовал несколько книг, подвергавшихся критике со стороны других химиков (но я не доктор наук, чтобы судить спор двух докторов), многократно обвинял Россию и даже извинился перед Навальным.

Не очень понятно, в чем именно он извинялся — работал он начальником отдела противодействия иностранным техническим разведкам, непосредственно в разработке-синтезе-испытаниях участия не принимал.

Учитывая, что в 2009 году он был избран «премьер-министром татарского правительства в изгнании», я бы затруднился считать его незаинтересованным лицом во всех расследованиях, в которых подозревают Россию. Я бы сказал больше — в любом уголовном суде такого свидетеля обвинения отвели бы как заинтересованного. Но что есть, то есть.

Дело Скрипалей

Сергей Скрипаль, до 1999 года сотрудник ГРУ, полковник, британский военный разведчик, в 2006 году осужденный за госизмену и помилованный в 2010 году, жил в Великобритании, в городе Солсбери.

Неподалеку от этого города находится, между прочим, Портон-Даун, центр исследования химического и биологического оружия с 1916 года. Помимо всего прочего, именно Портон-Дауну принадлежит (сомнительная) честь первого в мире массового производства биологического оружия — 5 миллионов порций корма для скота со спорами сибирской язвы, в 1942–44 годах, в рамках подготовки к (несостоявшейся) операции «Вегетарианец» — ответного удара на случай применения сибирской язвы Германией. Маленький (меньше квадратной мили) островок Гринярд у берегов Шотландии, на котором испытывались эти корма, оставался в карантине до 1990 года.

Именно в Портон-Дауне произошла единственная задокументированная смерть при испытаниях зарина на человеке — Рональд Маддисон, упомянутый выше. Количество экспериментов с химическим и биологическим оружием на неинформированных военнослужащих не опубликовано, как, разумеется, и количество участвовавших, пострадавших и погибших.

Вообще, Портон-Даун и Солсбери — странные места по концентрации «естественных смертей».

Ларри Форд, ученый-бактериолог, связанный с фигурантами дел по разработке расово-избирательного бактериологического оружия, в 2001 году застрелился (следствие не рассматривало иных причин). В его холодильнике обнаружились пробирки с бактериями холеры, ботулина, сальмонеллы и тифа.

В том же году умер от инсульта в пригороде Солсбери Владимир Пасечник, микробиолог, получивший в 1989 году политическое убежище в Великобритании, и передававший информацию о разработке бактериологического оружия в СССР. Форд с ним работал.

Дэвид Келли, эксперт по химическому и биологическому оружию, работавший в Ираке в 2001–2003 годах, заявил в феврале 2003 журналистам, что иракские мобильные лаборатории по производству бактериологического оружия таковыми не являются.

После одного из интервью, его обвинили в утечке информации, 15 июля он предстал перед комиссией Палаты Общин, а 17 числа в своем уединенном доме покончил с собой (во всяком случае, следствие с самого начала не рассматривало иных причин).

Сменившиий его на посту ведущего специалиста по химической и биологической защите Пол Норман разбился в 2004, пилотируя свой самолет.

В общем, место проклятое, и, на месте человека, хоть как-то причастного к ОМП, я бы даже на карте у себя его лейкопластырем заклеил.

В феврале 2018 года были проведены учения «Ядовитый кинжал» — «крупнейшие учения такого типа в Великобритании». Точное место и масштабы неизвестны, но проводил их тот же Портон-Даун. Точное содержание учений тоже не раскрыто, но вроде бы нервно-паралитические ОВ одной из тем были.

А 4 марта 2018 года Сергей Скрипаль, по меркам шпионских игр — давно и окончательно отработанный материал, вместе со своей дочерью Юлией пообедали в итальянском ресторане Zizzi, внезапно почувствовали себя плохо и вышли на свежий воздух, где и потеряли сознание. Чуть более часа спустя они были доставлены в окружной госпиталь Солсбери. Учитывая, что в 2017 году в этом госпитале проводились противохимические учения, выбор был идеальным.

Менее пострадавшая от яда Юлия Скрипаль пришла в себя 29 марта, неделей позже вышел из комы ее отец. Никакой информации о симптомах отравления, терапии и осложнениях опубликовано не было. По сообщению The Sunday Times, в июне 2020 Скрипали сменили личность и переехали в Новую Зеландию.

Также от яда пострадал полицейский сержант Ник Бейли, который был первым полицейским, осматривавшим дом Скрипалей. С легкими отравлениями обратилось еще в общей сложности 46 человек.

Сержант Бейли был госпитализирован в критическом состоянии, однако, очень быстро поправился и никакой информации о его здоровье больше не публиковалось.

В городе Эймсбери, в 11 км от Солсбери, 4 июля 2018 года было зафиксировано еще два отравления. 44-летняя британка Дон Стёрджес и ее 45-летний спутник Чарли Роули были госпитализированы 30 июня, но их лечили вначале от передозировки наркотиков, Так что Стёрджес скончалась в больнице, а Роули выписался из больницы, но, как минимум, год спустя еще страдал от проблем со зрением и равновесием (что косвенно свидетельствует об отравлении нервно-паралитическим ОВ).

7 марта полиция Великобритании объявила, что яд уже несколько дней как идентифицирован, а 12 мая Тереза Мэй сообщила парламенту, что отравление было вызвано БОВ типа «Новичок».

Ни одна лаборатория не опубликовала данных о происхождении яда, образцы которого были взяты с ручки двери дома Скрипалей. По неопубликованным данным, в образцах почему-то содержался BZ, психохимическое БОВ.

Очень интересной инверсией оказалось наличие в пробах крови Юлии Скрипаль неразложившегося нервно-паралитического агента при отсутствии такового у Сергея Скрипаля (официальных объяснений нет).

Тем не менее, 5 сентября 2018 года Тереза Мэй заявила в Палате Общин, что покушение на Скрипалей организовано ГРУ. Министр безопасности Великобритании Бен Уоллес возложил ответственность за отравление лично на Владимира Путина.

Суда как такового не состоялось.

Дальнейшие дипломатические и политические препирательства совершенно неинтересны с точки зрения токсикологии и криминалистики.

Вывод

Самая непрозрачная из всех приведенных здесь историй. Все «хайли лайкли», то есть, «мы джентльмены — верьте нам на слово». Роули, с большой вероятностью, отравился нервно-паралитическим БОВ.

Вся аргументация о причастности России основывается на том, что кто еще может совершить такое варварство? Дело Литвиненко, между прочим, активно использовалось в качестве прецедента: «Они отравили Литвиненко — значит, они отравили и Скрипалей».

Содержание BZ в предоставленных образцах объяснено случайным загрязнением — 18 апреля на заседании исполнительного совета ОЗХО его генеральный директор Ахмет Узюмджю объяснил, что прекурсор BZ был использован в качестве контрольной пробы для проверки качества работы лабораторий и к образцам из Солсбери отношения не имеет. В принципе, вся доказательная ценность загрязненного чем-то образца — строго нулевая, но, видимо, не в этом случае.

На мой взгляд (возможно, в секретных докладах есть что-то важное), улики против России есть, но в лучшем случае — средней силы. То, что около Портон-Дауна находились российские разведчики, в том числе с медицинским образованием — не удивляет, было бы странно, если бы такая лаборатория не пользовалась пристальным вниманием внешней разведки. Во всяком случае, это не более сильное совпадение, чем «отравленный кинжал».

А вот решение на убийство химическим оружием фактически на пороге крупнейшей в Великобритании военно-химической лаборатории — это либо идиотизм на уровне боевика класса C, либо точное знание, что ничего лишнего лаборатория эта не найдет…

Дело Навального

Алексей Навальный, в меру скандальный политик, позиционирует себя как «главного противника Путина».

Есть мнение, что он является «управляемой оппозицией» и основная его задача — недопущение в руководство оппозицией независимых лидеров, но это огромная отдельная тема, развитие которой я с удовольствием предоставлю кому-то лучше ориентирующемуся в политических реалиях России.

Навальный 20 августа 2020 года летел из Томска в Москву. По имеющимся данным, вдень вылета он ничего не ел, а только выпил в аэропорту Томска чай.

В самолете ему стало плохо, самолет совершил экстренную посадку в Омске.

Интересный момент: в это же время аэропорт получил два сообщения о минировании, оба ложные. Если это не совпадение, то фантастическая осведомленность в сочетании с фантастической же безграмотностью, сообщение о минировании никак не влияет на экстренные посадки по медицинским причинам.

И вот тут начинается путаница. В статье агентства Рейтерс «парамедики» (видимо, бригада скорой помощи) описали симптомы как «типичное отравление со ступором и спутанностью сознания». Ни сужения зрачков, которое они обязаны были заметить, ни слюнотечения, ни обильного пота, ни судорог — не отметили. Разумеется, впоследствии два источника, непосредственно участвовавших в консилиумах врачей в Омске, сказали «Медузе», что у пациента была «четкая картина отравления ФОС». В «скорой» экспресс-анализ показал повышенное содержание сахара в крови. Пострадавшему вкололи (по другой версии не вкололи) атропин и повезли в Городскую клиническую больницу №1.

Директор ФБК Иван Жданов и лечащий врач Навального Анастасия Васильева заявили, что в их присутствии представитель транспортной полиции сообщил главврачу, что Навальный отравлен смертельно опасным ядом и для работы с ним требуются костюмы химзащиты. Главный врач Александр Мураховский, в свою очередь, считает, что ничего особенного, кроме алкоголя и кофеина, в моче Навального не обнаружили, а основной рабочий диагноз — гипогликемия, то есть понижение уровня сахара в крови (который был повышен). Разумеется, есть и третий вариант по сахару — тест в самолете показал норму.

Единственное, в чем сходятся все источники — Навального ввели в кому и подключили к аппарату ИВЛ. Кроме того, ему делали уколы, но чем — не опубликовано.

В полдень 21 августа за Навальным прибыл реанимационный самолет из Германии, однако, омские врачи отказали в транспортировке пациента, мотивировав его нестабильным состоянием. Руководитель сети региональных штабов Навального Леонид Волков связывает отказ с появлением в больнице «людей в серых костюмах, которые заняли кабинет главврача». Юрист ФБК Иван Жданов, находившийся в Омске, 21 августа в 11:00 по местному времени написал в твиттере: «Врачи перестали нормально общаться. „Не транспортабелен” и всё. Ощущение, что врачей подменили».

Тем не менее, 22 августа в 8 утра по местному времени самолет вылетел из Омска, в 9:47 приземлился в Берлине и пациент был перевезен в клинику «Шарите».

24 августа он все еще находился в тяжелом состоянии в искусственной коме, а в опубликованном заявлении сообщалось об «указаниях» на отравление веществом из группы ингибиторов холинэстеразы.

7 сентября Навальный был выведен из комы, и к 30 сентября он уже в целом оправился, не считая проблем со сном.

2 сентября лаборатория Института фармакологии и токсикологии Бундесвера обнаружила в организме Навального следы яда группы «Новичок». Впоследствии, такой же результат получили еще четыре лаборатории, сертифицированные ОЗХО.

3 сентября заведующий научным отделением острых отравлений и соматопсихиатрических расстройств НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифософского Михаил Поцхверия заявил в эфире телеканала «Россия-24», что в лаборатории института «были обследованы биологические жидкости пациента Навального Алексея. В исследованных жидкостях фосфорорганические соединения, а также препараты, ингибирующие холинэстеразу, не были обнаружены». Логичное объяснение, примиряющее два вывода, состоит в том, что в Москве работали гражданские токсикологи, а в Германии — специалисты по БОВ на более чувствительной технике.

В докладе ОЗХО от 6 октября отмечалось, что конкретное вещество, биомаркеры которого были обнаружены, не входит в контрольный список запрещённых веществ Конвенции о запрещении химического оружия (однако, невключение вещества в список не означает, что это заведомо не БОВ).

Одежда Навального, в которой он прибыл в больницу, на текущий момент, ему не возвращена. Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш заявила, что «практически все вещи, которые можно было забрать [из номера гостиницы] … наши сотрудники запаковали, забрали и отправили».

Один из разработчиков «Новичка» Владимир Углев заявил, что «доверяет немецким специалистам на 100 %» и предположил, что для отравления из «Новичков» был использован «раствор (допустим, в диметилформамиде) твёрдого аналога A-234, а именно, твёрдого A-242, которым пропитали нижнее бельё Навального, плюс добавка какого-то более быстродействующего вещества, скрывающего симптомы (например, клофелин)»

Несколько принципиальных моментов

  1. Укол атропина на СМП ни в коем случае не означает отравления пострадавшего ФОВ.

Выводы

Если в истории со Скрипалями информации мало почти до «вообще нет», то в истории с Навальным ее переизбыток. На каждое «было» есть свое «не было».

Если действительно имело место отравление Навального БОВ, то его осуществила какая-то команда из первоклассных дебилов, под руководством первоклассного дебила же. Все ошибки, какие было можно сделать, они сделали — разве что под камеру не напихали Навальному яда в рот и не забыли на месте свой паспорт. Но страшнее, чем команда дебилов, может быть только команда дебилов, имеющая доступ к рычагам государственного масштаба — и получение БОВ, которое просто так не купить, и возможность влиять на врачей больницы.

Если в Омске не проводилась антидотная терапия отравления ФОВ, то абсолютно непонятно, как при этом Навальный выжил. Хотя если проводилась, то очень многое встает на свои места и начинает выглядеть очень грустно. Если же в «Шарите» лечили не отравление «Новичком», то все еще грустнее.

Постскриптум

С тех пор, как я написал этот текст, все стало еще хуже. Навальный оказался единственным за всю историю ФОВ человеком, после тяжелого отравления и длительной комы не ставший инвалидом. То ли в «Шарите» лечат то, что буквально вчера считалось принципиально неизлечимым, то ли попросту врут, причем на уровне «сожрете все, что дадут, и добавки попросите».

Расследование Навального вызывает оторопь уже тем предположением, что за ним несколько лет ходила команда отравителей, таскала с собой одно из самых ядовитых веществ, синтезированных человеком, ни разу нигде ничего не просыпала и не пролила, а когда дело дошло до отравления — то отравила дважды, смертельным ядом, но не насмерть.

Грустно на этом свете, господа…

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store